ВАША КОРЗИНА:
Количество товаров -
0

Сумма -
0
руб.
торгуем в рублях
Экономторг: магазин торгового оборудования

Магазин торгового оборудования
8-495-640-18-10
Перейти в расширенный каталог!


Супер Экономичное
Экономпанели
Вешала и Стойки
Плечики
Торговая мебель
Манекены
Настенные кронштейны
Панели-сетки
Сборн. системы Joker Uno
Сборная система Solo
РАСПРОДАЖА
ДЛЯ БАРА КАФЕ РЕСТОРАНА
ДЛЯ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ КУХНИ
Оборудование для торговли

VIP-декорации Valentino



Легендарный кутюрье Валентино Гаравани утверждает, что роскошь идет только тем, кто не считает денег. «На рачительных людях роскошная одежда смотрится так, будто ее взяли напрокат», — говорит создатель самого дорогого в мире платья (модель Jackline Ruge, стоимость $3,5 млн). Основанный Гаравани дом моды Valentino — едва ли не единственная крупная компания, в чьей структуре продаж одежда haute couture составляет более 50%.

«За последние 10 лет почти все ведущие европейские дома моды, специализировавшиеся на выпуске эксклюзивной одежды, либо перепрофилировались на промпроизводство, либо обанкротились, — говорит Джанет Хиллтинг, ведущий специалист консалтинговой компании Image Storm International. — Спрос на haute couture падает из года в год, а спрос на prе^t-a-porte растет. Лидеры мирового fashion-рынка, такие как Dior, Lacroix, Gucci и т. д., давно рассматривают couture как средство продвижения серийной продукции, и только для Valentino продажа эксклюзивной одежды все еще остается основным источником прибыли». Как отмечает Хиллтинг, сохранение статуса дома haute couture достигается ценой колоссальных маркетинговых усилий. По данным Inter Research, PR-затраты компании ежегодно растут на 10-15% (EUR4-5,6 млн).

Valentino проводит минимум 12 fashion-show в год, тогда как большинство европейских домов моды ограничивается четырьмя. Кроме того, компания презентует коллекции эксклюзивной одежды на наиболее раскрученных светских раутах Европы (Венский бал, Бал Камелии в Париже, Бал под звездами в Риме). В показах регулярно участвуют кинозвезды: Шерон Стоун, Брук Шилдс, Кортни Лав и др.

А главное — международные модные каналы периодически ведут прямые трансляции из мастерской Гаравани, и в каждой такой передаче мэтр лично «подгоняет» презентационные модели на манекенщицах. «Валентино — один из немногих дизайнеров, работающих без эскизов, он создает модели на манекенщицах, следит за тем, как ложится ткань, меняется силуэт и т. д., в результате получается уникальная вещь, которую невозможно скопировать, — говорит модельер Вадим Принцовский. — Это очень сложный метод разработки моделей, требующий особого дизайнерского мастерства. К тому же манекенщицам, на которых подгоняют платья и костюмы, приходится работать по 12 часов в сутки, что значительно увеличивает себестоимость конечного продукта».

Как сообщает Inter Research, пошив парчового подвенечного платья Valentino Ivory, которое на показе весенне-летней коллекции 2004-го демонстрировала Шерон Стоун, обошелся в $500 тыс. По оценкам того же издания, себестоимость платья не превысила бы $5 тыс., не будь Стоун задействована в качестве живого манекена при создании модели. «Поддерживая имидж производителя элитной одежды, компания Valentino зачастую идет на неоправданные на первый взгляд расходы, привлекая таким образом внимание потенциальных потребителей, — утверждает Хиллтинг. — Гаравани культивирует роскошь и сознательно создает иллюзию транжирства, что импонирует богачам, приобретающим одежду haute couture».

VIP-декорации

По мнению Густава Довлера, директора Dovler Architect, одна из важнейших составляющих имиджа Valentino — специфический дизайн интерьеров бутиков и офисов компании. Расходы на оформление торговых точек и представительств почти вдвое превышают рекламный бюджет ТМ (данные Inter Research). «В интерьерах магазинов и офисов Valentino использованы те же дизайнерские решения, что и в визитных резиденциях британской, датской и шведской королевских семей, — рассказывает Довлер. — Получив официальные разрешения придворных служб протокола, Гаравани поместил в бутики точные копии дворцовых люстр, диванов, стульев, столов и т. д. В разработке дизайна интерьеров приемных и примерочных для VIP-клиентов участвовали придворные реставраторы.

Их задача состояла в том, чтобы максимально точно воссоздать обстановку гостиных визитных резиденций». Для некоторых магазинов Гаравани покупал дворцовую мебель. Например, в римском бутике есть диван XVIII века из гостиной британской принцессы Маргарет, в каннском салоне — хрустальный столик шведской принцессы Виктории, а в парижском — зеркало датской принцессы Александры.

Штаб-квартира компании Valentino не только обставлена дворцовой мебелью, но и расположена во дворце, а именно в римском палаццо Миньянелли, некогда принадлежавшем итальянской королевской семье. Офис украшен зеркалами XVI века причем сотрудники компании утверждают, что зеркала расставлены именно так, как стояли при Викторе Эммануиле III — последнем короле Италии. К тому же в кабинетах и приемных установлено 3000 манекенов в костюмах той эпохи. «Клиенты Valentino платят не столько за одежду и бренд, сколько за предпродажный сервис, — считает Хиллтинг. — Их принимают в царских гостиных, угощают кофе в антиквар-ных серебряных чашках, развлекают рассказами о кутюрье и его венценосных клиентах. Многие мои знакомые давно заметили, что по качеству одежда от Гаравани зачастую уступает продукции менее именитых домов моды, но клиенты делают покупки в бутиках Valentino просто потому, что им нравится там бывать».

Личный пример

По мнению историка моды Ксавье Монтино, богачи не стали бы платить миллионы долларов за платья и костюмы от Гаравани, если бы сам кутюрье не пользовался репутацией транжира и поклонника роскоши. «В светской хронике регулярно появляются сообщения о дорогостоящих приобретениях дизайнера: то он покупает яхту на сорок кают, то скакуна — победителя недавних соревнований. Трудно поверить, что все это и вправду нужно 75-летнему модельеру, который давно не ездит верхом и редко выходит в море, — пишет Монтино в нашумевшей статье «Потребительство VIP». — Скорее всего, эти покупки делаются именно для того, чтобы о них писали.

Публикации способствуют продвижению ТМ Valentino и напоминают потенциальным клиентам о том, что Гаравани якобы не думает о деньгах». За последние пять лет кутюрье приобрел два герцогских замка во Франции и Италии, графское имение, дом в пригороде Нью-Йорка и конеферму в Йорке, причем британский Vogue утверждает, что ни в одном из этих владений модельер так и не побывал. Кроме того, Гаравани купил три скульптуры XVI века, викторианский мебельный гарнитур и пять полотен известных художников: Анри Тулуз-Лотрека, Доминика Трюффо и Марка Шагала.

«Ни один из современных дизайнеров не тратит так много и так публично, как Гаравани, наверное, поэтому никому и не удается продавать одежду так же дорого, — говорит Джон Феачайлд, шеф-редактор газеты Women’s Wear Daily. — Он советует клиентам не экономить на прекрасном, и его слушают, потому что сам советчик не мелочится, когда речь идет о красивых и изысканных вещах». Гаравани принадлежит одна из самых крупных в Европе коллекций антиквариата.

Некоторые ее экспонаты представлены в музее Valentino в Риме, остальные хранятся в римском доме кутюрье. Гаравани периодически выставляет свою «домашнюю» коллекцию в одном из известных музеев. Она уже побывала в парижском Lonvre, лондонском National Art Gallery, нью-йоркском Modern Art Center, в Museo della Roma и петербургском Эрмитаже. «Компания Valentino не скупится на PR-сопровождение таких экспозиций, — отмечает Джанет Хиллтинг. — Каждую выставку освещают ведущие глянцевые журналы Европы и США, международные развлекательные и новостные каналы. В 2000-м, когда коллекция была выставлена в Louvre, французский Vogue даже посвятил ей спецвыпуск. После этого объем продаж в парижских бутиках Valentino вырос на 6,3%».

Русские мотивы

Самый «раскрученный» экспонат коллекции — набор серебряных солонок, принадлежавших семье Романовых. Согласно корпоративной легенде, покупка солонок вдохновила кутюрье на создание серии вечерних платьев Russian silver. Эта серия — один из множества примеров использования тематики, связанной с историей Российской империи, при разработке моделей haute couture от Valentino. В свое время Гаравани произвел сенсацию на европейском fashion-рынке, презентовав расшитый золотом «жакет Лопухиной». За ним последовали «татарское» пальто на собольем меху, шифоновое платье с изображением собора Василия Блаженного и т. д.

«Несмотря на то что наиболее известные «русские» модели Гаравани созданы до начала 90-х, их до сих пор то и дело демонстрируют публике. Кроме того, почти в каждой коллекции есть хотя бы одна вещь, ассоциативно связанная с Россией, — говорит Елена Рожкова, директор консалтингового агентства F Logic. — PR-специалисты компании Valentino сознательно акцентирует внимание потенциальных потребителей на «русской теме». По словам Рожковой, на то есть минимум две причины. Во-первых, среди нынешних покупателей haute couture много выходцев из России.

Причем богатые русские — лучшие клиенты для изготовителей эксклюзивной одежды. Они не так прижимисты и привередливы, как европейцы, и более предсказуемы в предпочтениях, чем азиаты. Они не так легко, как американцы, переключаются на другие бренды, к тому же падки на громкие имена и не умеют оценивать качество одежды, поэтому зачастую упускают из виду существенные изъяны. Во-вторых, для европейцев, американцев и азиатов Россия все еще остается экзотической страной, и время от времени они покупают вещи «в русском стиле» просто потому, что для них этот стиль в диковинку.

Несмотря на то что Валентино Гаравани продал компанию Valentino холдингу Partecipazioni Industriali еще в 1998-м, вплоть до середины августа текущего года кутюрье оставался художественным директором и «лицом» некогда основанного им дома моды. Его имя фигурировало во всех PR-публикациях, продвигающих Valentino, ни одна крупная международная BTL-акция не обходилась без его присутствия. И даже product placement непременно предполагал упоминание о Гаравани.

В 2006 году дошло до того, что дизайнер снялся в эпизодической роли в фильме «Дьявол носит Prada». Однако в августе модельер объявил о том, что уходит из fashion-бизнеса. Так что в скором времени компании придется пересматривать концепцию продвижения линий haute сouture. Впрочем, как отметил Игорь Альперович, учредитель сети магазинов «Галерея моды», уход Гаравани вряд ли скажется на объемах продаж Valentino. «Потребители товаров этой ТМ — консервативны, — говорит Альперович. — Если стилистика коллекций существенно не изменится, клиенты не станут искать альтернативу давно выбранной марке».



все новости

наверх

Яндекс.Метрика